Какие Болезни Сейчас В Основном У Ликвидаторов Чернобыльской Аварии

Содержание
  1. Ликвидаторы: кто и как разгребал последствия чернобыльской катастрофы
  2. Люди
  3. Контроль
  4. Солдаты-срочники, чистившие в первые дни после ликвидации пожара крышу третьего энергоблока, могли получить максимальную дозу за полчаса работы, стоило только на пару секунд взять кусок графитового стержня-поглотителя, заброшенного сюда взрывом с четвёртого энергоблока
  5. После каждой мойкой проводили новые замеры, если после трёх раз машина продолжала «звенеть» — её отправляли в могильник, а пассажиры добирались до места дислокации пешком
  6. Работа
  7. Именно эти люди ценой невероятных усилий и собственного здоровья предотвратили развитие катастрофы, сдержали радиоактивную «заразу» в минимально допустимых рамках. Почти 95% выброшенного радиоактивного топлива находится в пределах «Укрытия»
  8. Последствия
  9. Из-за аварии на Чернобыльской АЭС значительная часть Киевской и Житомирской областей Украины, большая территория в соседней Белоруссии и часть Брянской области России – оказались подвергнуты радиационному заражению, что повлекло за собой отселение людей и введение специального пропускного режима
  10. Как сложилась жизнь первых ликвидаторов на ЧАЭС
  11. Владимир Правик и Виктор Кибенок
  12. Леонид Телятников
  13. Василий Игнатенко
  14. Николай Ващук
  15. Николай Титенок
  16. Леонид Шаврей
  17. Иван Шаврей
  18. Петр Шаврей
  19. Константин Стрельник
  20. Чернобыльцам пересчитают дозы?
  21. «Снизить порог»
  22. «Никто не знает данных»
  23. Лучевая болезнь ликвидаторов чернобыльской трагедии
  24. Ключевые события и последствия
  25. Воздействие радиации на организм
  26. Лучевая болезнь – тяжелая ноша ликвидаторов
  27. «Легенды» о современном Чернобыле
  28. Как ЧАЭС обрела популярность в качестве туристического объекта

Ликвидаторы: кто и как разгребал последствия чернобыльской катастрофы

Какие Болезни Сейчас В Основном У Ликвидаторов Чернобыльской Аварии

26 апреля 1986 года в 01:23 на четвёртом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции произошёл взрыв.

Сразу же погибли два сотрудника станции, здание четвёртого энергоблока было практически уничтожено, «крышку» реактора – бетонную плиту весом около тысячи тонн сорвало с постамента, около 190 тонн радиоактивных веществ – топлива и отходов были выброшены в атмосферу. Изотопы урана, плутония, йода и цезия, имеющие период полураспада от нескольких суток до тысяч лет.

Сотни тысяч людей участвовали в ликвидации последствий катастрофы, они получили незабываемые впечатления, не стираемый «ядерный загар» и очень ненадёжную помощь от государства.

Люди

Ликвидаторы – так называли тех, кто пытался минимизировать последствия аварии на ЧАЭС. Около 600 000 людей со всего СССР могут называть себя ликвидаторами.

Самыми первыми на устранении последствий взрыва работали сотрудники станции, пожарные и милиционеры. Все они были обречены.

Двое погибли сразу при взрыве, ещё несколько десятков человек умерли в течение нескольких недель после аварии.

Со всех уголков страны к ЧАЭС съезжались тысячи людей: специалисты-химики и физики, военные из войск радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ), солдаты-срочники, строители, бульдозеристы, водители, крановщики, сварщики… тысячи и тысячи людей.

Просёлочные дороги забиты снующими туда-сюда грузовиками, машинами химической разведки, бронетранспортёрами, бульдозерами и самосвалами. Тысячи тонн строительных материалов, целые поезда со сменными бригадами, большие шишки из московских министерств – всё это устремлялось к эпицентру катастрофы. Правительство взялось за решение проблемы, споро, масштабно, не жалея денег и сил.

Но, несмотря, на обилие новейшей техники, главной движущей силой процесса были люди: специалисты и простые работники, которые своими руками исправляли последствия этой чудовищной катастрофы, не давая разрастись ей до мирового масштаба.

Именно они получали свои страшные дозы радиации, хронические болезни, проблемы на всю оставшуюся жизнь. Основная часть работ была выполнена в 1986—1987 годах, в них приняли участие примерно 240 тысяч человек.

А всего «чернобыльцами» могут считать себя почти 7 миллионов жителей бывшего Советского Союза.

Контроль

Максимальная доза радиации, которую позволялось набирать ликвидатором – 25 рентген, это составляло примерно половину допустимой дозы для военнослужащих при действиях на заражённой местности (50 рентген).

Порог острой лучевой болезни, грозящей летальным исходом, начинается где-то на уровне 100 рентген (1 грей).

  Каждый день дозиметристы вписывали в личные карточки полученные дозы и когда общая превышала норму – работа ликвидатора в Зоне считалась законченной и он отправлялся домой.

Но не всегда вовремя прибывала смена, часто данные в карточках занижались, а фон вблизи станции был настолько нестабилен, что даже люди, находящиеся в одной группе на расстоянии 50 метров друг от друга, могли получать совершенно разные дозы и эффективно проконтролировать это даже с помощью индивидуальных дозиметров было невозможно.

Солдаты-срочники, чистившие в первые дни после ликвидации пожара крышу третьего энергоблока, могли получить максимальную дозу за полчаса работы, стоило только на пару секунд взять кусок графитового стержня-поглотителя, заброшенного сюда взрывом с четвёртого энергоблока

В то время, как рабочие, находившиеся в непосредственной близости от взорвавшегося реактора, но защищённые южной целой стеной получали дозы в тысячи раз меньше.

Уровни радиации (и соответственно дозы) в пределах 30-километровой зоны вокруг взорвавшегося 4-го реактора Чернобыльской АЭС в 1986 году различались между собой в миллионы раз: от нескольких десятых миллирентген в час на южной границе зоны — до сотен рентген в час в некоторых местах на самой АЭС.

С техникой было сложнее. Техника – не люди, она железная, радиацию накапливает в пыли, лежащей во всех швах и под колёсными арками, в металле, в резине – везде.

На всех выездах из Зоны были устроены дозиметрические посты, которые меряли всю выходящую технику.

Если фон превышал допустимые показатели, машину отправляли на ПУСО – (Пункт специальной обработки), где специальные поливочные машины и ребята, с головы до ног укутанные в резину мыли их из брандсбойтов мощной струёй воды с деактивирующим порошком.

После каждой мойкой проводили новые замеры, если после трёх раз машина продолжала «звенеть» — её отправляли в могильник, а пассажиры добирались до места дислокации пешком

ПУСО по зоне были разбросаны не просто так. Основной каскад состоял из четырёх пунктов: «Копачи», «Лелёв», «Рудня Вересня», «Дитятки».

Каждое следующее ПУСО пропускало — дальше от АЭС и все ближе к миру нормальному — только машины со все меньшим и меньшим уровнем радиации на них.

Техника порой служила гораздо меньше людей, сотни грузовиков, тракторов, бульдозеров, бронетранспортёров и вертолётов нашли своё вечное пристанище на «могильнике».

Работа

Ликвидационные мероприятия включали две основные составляющие: возведение саркофага над уничтоженным энергоблоком для предотвращения дальнейшего распространения радиоактивных веществ и деактивация уже заражённой территории.

Помимо этого на широкую ногу была поставлена радиационная разведка, которой занимались как военнослужащие войск радиационной, химической и биологической защиты, так и гражданские специалисты.

Они тщательно проверяли фоновые уровни и уровень заражения почвы и воды во всей зоне отчуждения и за её пределами, именно на основе их данных принимались решения о проведении тех или иных работ и об отселении жителей.

Верхний слой земли снимали с помощью бульдозеров с «бронированными» усечёнными кабинами только для водителей. Кабины укрыты листовой броней,  с маленькими освинцованными оконцами, несколько огромных  зеркал заднего  обзора установлены на радиаторе,  двери и переднем бампере. Позднее стали применять и радиоуправляемые машины советского и японского производства.

 Затем схожим образом оборудованные экскаваторы засыпали грунт в металлические контейнеры, рабочие закрывали крышки и краны грузили их на большие грузовики, чтобы затем захоронить в специально отведённых местах. Все работы производились строго по времени, иногда одна рабочая «смена» не превышала пяти минут.

«Нас  одиннадцать  человек.  Значит,  общее  время работы  — около часу. Работаем. Прибежал  водитель  ИМРа,  пулей влетел  через верхний  люк  в  машину, захлопнул крышку. Заурчал мотор. Я послал первого бойца, сделав засечку  времени.

Он сноровисто поставил контейнер, отбросил крышку, посигналил водителю рукой — можно грузить. Подготовка контейнера  заняла всего лишь  сорок секунд. Боец  вернулся, тяжело  дыша от возбуждения.

Поразительно,  как много  пота выделяет человек под влиянием страха».

Сергей Беляков, «Ликвидатор»

Помимо уборки грунта массового пилили и закапывали деревья, отмывали дороги, стоянки техники, чтобы максимально снизить количество радиоактивной пыли, разносимой вместе с транспортом.

Но основная работа – это, конечно же, возведение объекта «Укрытие». Он был сооружён за рекордно короткий срок: 206 дней, силами почти 90 тысяч человек. Циклопический «саркофаг» включает в себя семь тысяч тонн металлоконструкций и почти 800 тысяч тонн бетона.

Здесь работали сварщики, резчики, крановщики, рабочие-строители, сотни водителей и операторов тяжёлой техники.

Оперативная разработка проекта и руководство строительством лежало на плечах 605-ого управления специального строительства Министерства среднего машиностроения СССР.

Именно эти люди ценой невероятных усилий и собственного здоровья предотвратили развитие катастрофы, сдержали радиоактивную «заразу» в минимально допустимых рамках. Почти 95% выброшенного радиоактивного топлива находится в пределах «Укрытия»

Основной состав ликвидаторов из различных частей и подразделений, а также гражданских специалистов размещался за пределами 30-ти километровой зоны отчуждения, людей старались размещать по розе ветров в самом благополучном от АЭС направлении — в южном. Поэтому каждый рабочий день включал в себя длительные поездки «туда-обратно».

«Распорядок дня был таков: подъём в 6 утра, приведение себя в порядок, завтрак. В 7.00 – погрузка в автотранспорт, в 8.00 – уже на Чернобыльской АЭС. Получали дозиметры.

Химические разведчики определяли степень заражения тех мест, где будем работать, и в зависимости от радиоактивного загрязнения этих мест планировалось время, которое мы будем работать (час, 1,5 часа, 2 часа)… за время работ в полку ни разу не слышал, чтобы кто-то из ликвидаторов отказался ехать на Чернобыльскую АЭС.

Надо – значит надо. Работать на станции считалось очень престижно, поэтому каждый комбат стремился, чтобы его батальон работал на Чернобыльской АЭС».

Сергей Колпаков-Мирошниченко «Чернобыльская боль»

По воспоминаниям ликвидаторов одно из самого неприятного, что могло случится – было отрицательное решение на посту дозиметрии, который выпускал транспорт из зоны.

Если уровень излучения превышал допустимый даже после «отмывки», то машину не выпускали за пределы поста, а это значило что экипажу и рабочим теперь приходилось выбираться на попутках, потом решать проблемы с транспортов уже в расположении.

Однако работа на ПУСО тоже была не из лёгких: приходилось работать в самую жару закутанными в резиновые плащи, полные комплекты ОЗК, не снимая респираторов и очков из-за летящих во все стороны брызг и водяной пыли со взвесью радиоактивных частиц.

«Русый молодой парень — мойщик ПУСО — рассказывает:

— Смена у нас по 12 часов — с 8 до 8 вечера, или всю ночь до 8 утра… Ночью полегче — нежарко, и машин меньше, можно придремнуть… И по 0,6 радиков за смену пишут. Если удастся на ПУСО продержаться, дома буду через месяц… Я сам из Симферополя. Из армии полгода как вернулся, три месяца как женился, а тут в чернобыль — пажа-а-алте…»

Сергей Мирный «Живая сила. Дневник ликвидатора»

Но не всем ликвидаторам удавалось разместиться в относительно безопасных местах. Самые ценные и необходимые кадры проживали прямо на станции в непосредственной близости от самого разрушенного четвёртого энергоблока.

«Вход в подвал ничем не примечателен. Тускло  светят  лампочки  в  тяжелых проволочных плафонах, тенями вдоль стен  скользят  люди,  голоса приглушены, слышатся словно сквозь вату. После очередной пары задраиваемых дверей вхожу в  большую  комнату, размеры которой оценить трудно из-за полумрака.

Очень влажно,  циркуляция воздуха почти не ощущается, мешают деревянные двухэтажные  нары в несколько рядов.

  На  них  спят люди; здесь расквартированы   наиболее    востребованные    кадры   УС-605, крановщики, экскаваторщики, сварщики, те, кто всегда нарасхват, те, кто  уже самостоятельно светится по  ночам от постоянного переоблучения, поэтому им свет не нужен… Отдельные нары завешены простынями.

Под края у многих подоткнуты сохнущие портянки, белье. Негромко жужжит электробритва. Мужик  с неправдоподобно белым, упырьего вида лицом, сидит на нижних нарах, монотонно раскачиваясь   вправо-влево. Увидев меня, он прекращает качаться и извиняющимся тоном говорит:

     — Сон потерял, разницу между днем и ночью уже не определяю, живу только от смены к смене. Число какое сегодня?

     —  Шестое  августа,  —  я протягиваю  ему  сигареты. Он  тут  же  жадно закуривает, не скрываясь».

Сергей Беляков «Ликвидатор»

Работа ликвидаторов – это свидетельство мужества и героизма мирного времени, самая масштабная экологическая катастрофа была побеждена благодаря неимоверным усилиям обычных людей.

Последствия

Из-за взрыва погибли двое сотрудников станции. Ещё 29 человек умерли в течении месяца в московских клиниках из-за последствий острой лучевой болезни.

В последующие годы непосредственно от радиационных факторов погибли более 60 человек, ещё десятки стали жертвами несчастных случаев (дорожно-транспортных происшествий, аварий на строительной площадке) во время операции по ликвидации последствий аварии.

Тысячи людей, так или иначе, страдают от приобретённых заболеваний щитовидной железы, болезней системы кровообращения, психоневрологических расстройств долгие годы после аварии.

Из-за аварии на Чернобыльской АЭС значительная часть Киевской и Житомирской областей Украины, большая территория в соседней Белоруссии и часть Брянской области России – оказались подвергнуты радиационному заражению, что повлекло за собой отселение людей и введение специального пропускного режима

Были полностью отселены два крупных города: Припять с населением около 50 тысяч человек и Чернобыль с 13 тысячами населения, множество деревень и сёл в зоне отчуждения перестали существовать – их жители стали вынужденными беженцами на обеспечении государства. Более 350 тысяч человек подверглись переселению сразу после аварии.

Немногие рискнули вернуться домой, около 1,5 тысяч человек вскоре после трагедии заселились в свои дома.

В основном это были люди пожилого возраста, которым тяжело было оторваться от корней, которым не могли помочь родственники на «большой земле», сегодня в зоне отчуждения живёт всего около 300 человек, не считая тех, кто работает вахтовым методом, а их около пяти тысяч.

Развитые страны начали рассматривать использование альтернативных методов добычи энергии, строительство АЭС по всему миру приостановилось, поднялась широкая общественная дискуссия о допустимости экологических рисков, связанных с деятельностью АЭС. Ядерный сектор наиболее развит в европейских странах, например во Франции доля АЭС в общей выработке – более 70%, в Литве Игналинская АЭС вырабатывала больше энергии, чем потребляла вся страна, всего в мире доля мирного атома около 3%.

Однако до сегодняшнего дня все альтернативы атомной энергетики обладают внушительным набором минусов.

Этот тип энергетики позволяет снизить выбросы парниковых газов в атмосферу и при нормальной эксплуатации несёт значительно меньше рисков для окружающей среды, чем другие типы энергогенерации.

И пока термоядерный синтез остаётся недостижимой мечтой человечества, мы будем свидетелями развития мирного атома.

Источник: https://disgustingmen.com/history/likvidatory/

Как сложилась жизнь первых ликвидаторов на ЧАЭС

Какие Болезни Сейчас В Основном У Ликвидаторов Чернобыльской Аварии

Огромная по своим масштабам технологическая и экологическая катастрофа произошла 26 апреля 1986 года в районе четвертого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции (ЧАЭС) в районе города Припять.

Взрыв разрушил реактор, а в окружающую среду было выброшено рекордное количество радиоактивных веществ. Пожар длился около двух недель. К аварии привела попытка провести эксперимент по снятию дополнительной энергии во время работы основного реактора.

Люди в Чернобыле получили в 90 раз больше облучения, чем при падении бомбы на японскую Хиросиму. В общей сложности в результате ЧП было загрязнено 160 тысяч квадратных километров близлежащей территории.

Лучевая болезнь развилась у 134 сотрудников АЭС и спасательных команд. Рассказываем, как сложилась судьба первых 10 пожарных ликвидаторов катастрофы.

Владимир Правик и Виктор Кибенок

Когда произошла авария, мужчине было 23 года. В день аварии по боевой тревоге были подняты боевые караулы лейтенанта Правика в Чернобыле, а спустя несколько минут и лейтенанта Виктора Кибенка в Припяти.

Правик получил смертельную дозу радиации. Очевидцы рассказывали, что кожа Правика была просто “убита”.

Оба лейтенанта умерли 11 мая в Москве в шестой клинической больнице и были посмертно награждены званием Героя СССР.

Леонид Телятников

Опытный пожарный первого класса Леонид Телятников два раза поднимался на крышу машинного зала и реакторного отделения, сбрасывая с крыши графитовые стрежни ногами. Во второй раз он слез с крыши с трудом, обессилев от радиации. Мужчина получил лучевую болезнь, но чудом выжил и получил звезду Героя. Телятников умер от рака в 2004 году. Он не носил награду и не любил славы.

Василий Игнатенко

Пожарный Василий Игнатенко родился в 1961 году в Белоруссии.

Он фигурирует в сериале HBO “Чернобыль”, вытащил и спас трех своих коллег, Николая Ващука, Николая Титенко и Владимира Тишуру, которые потеряли сознание от полученной дозы радиации.

Жена навещала его в московской больнице. Однако мужчина получил смертельную дозу облучения и умер 13 мая 1986 года. В 2006 году Игнатенко получил звание Героя Украины.

Николай Ващук

Будущий командир отделения шестой самостоятельной военизированной части по охране города Припять родился в 1959 году. В ночь пожара работал на большой высоте там, где был наибольший уровень радиации.

Благодаря ему было остановлено распространение пожара в сторону третьего энергоблока. Он умер 15 мая в той же московской больнице, что и его коллеги. Похоронен рядом с ними на Митинском кладбище.

Герой Украины посмертно.

Николай Титенок

Пожарный шестой самостоятельной военизированной пожарной части по охране Припяти. Родился в 1962 году в Киевской области. В ночь пожара приступил к его ликвидации одним из первых и боролся с огнем, пока хватало физических сил.

Был в пожарном отряде Виктора Кибенка. В центральном реакторном зале было пять очагов возгорания, которые и тушили Титенок, Кибенок, Игнатюк и Ващенко. Спустя полчаса у Титенка проступили первые симптомы лучевой болезни. Умер 16 мая.

Также является Героем Украины.

Леонид Шаврей

Младший сержант военизированной пожарной части, старший пожарный, прибыл в составе отряда Владимира Правика.

В числе первых вместе с Александром Петровским забрался на крышу машинного зала реактора, вместе с ним и Владимиром Прищепой тушили пожар до пяти утра.

Пожарным быстро стало плохо от радиации, но они думали, что это от жара огня. Шаврей тогда остался жив, в Москву его не увозили и лечили в Киеве.

Иван Шаврей

Брату Леонида Шаврея, Ивану, на момент ЧП было 30 лет и он командовал отделением пожарного караула военизированной пожарной части ЧАЭС. Продержался на месте катастрофы около часа, но потом началась рвота и он потерял сознание. Тогда он выжил, но с места ликвидации катастрофы его увезли на “скорой”. Лечился вместе с братом в Киеве и умер несколько лет назад.

Петр Шаврей

Инспектор пожарной части ЧАЭС, брат Ивана и Леонида. Ликвидатора увезли на “скорой”, он получил большую дозу радиации. Выжил. Петр и Леонид сбежали, когда их хотели увезти на лечение в Москву, и не прогадали. Там ликвидаторов лечили по методике, которая оказалась ошибочной.

Константин Стрельник

Услышав по радио объявление, что пострадавшим от радиации нужны доноры костного мозга, 40-летний офицер откликнулся одним из первых. Именно благодаря ему выжил Леонид Шаврей. Однако пересадка костного мозга сказалась на нем: в 65 лет он перенес инсульт и из-за гангрены потерял ступни.

Источник: https://weekend.rambler.ru/people/42366020-kak-slozhilas-zhizn-pervyh-10-likvidatorov-tragedii-na-chaes/

Чернобыльцам пересчитают дозы?

Какие Болезни Сейчас В Основном У Ликвидаторов Чернобыльской Аварии

В феврале Минздрав опубликовал проект правительственного постановления (оно должно вступить в силу с 2021 г.

) «Об утверждении перечня заболеваний, возникновение или обострение которых обусловлено воздействием радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, аварии в 1957 году в производственном объединении “Маяк” и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча». На обсуждение документа было отведено две недели.

Уже после завершения этого срока на проект постановления (до сих пор не подписанного) обратили внимание известные врачи, забеспокоившись, не будет ли ограничено число пострадавших, которые могут получать медицинскую и социальную помощь.

Сам перечень заболеваний содержит 8 позиций, среди указанных заболеваний – злокачественные новообразования, радиационный лучевой дерматит, ишемическая болезнь сердца и цереброваскулярные болезни, развитие которых обусловлено воздействием ионизирующего излучения, и т.д.

В действующем постановлении от 2004 г. таких позиций 6, и это также «нозологии, относящиеся к детерминированным эффектам радиации… связь развития которых с перенесенным лучевым воздействием в больших дозах доказана». Среди них нет включенных в нынешний проект ИБС и цереброваскулярных болезней, вызванных ионизирующим облучением.

С другой стороны, проект предлагает заменить в перечне новообразования злокачественными новообразованиями и исключить доброкачественные опухоли, а также новообразования in situ, неопределенного или неизвестного характера.

Разработчики документа объясняют это отсутствием «специфических тестов, позволяющих с уверенностью отличить случай заболевания злокачественными новообразованиями, обусловленный действием ионизирующей радиации, от случаев злокачественных новообразований, вызванных иными факторами», а «международный опыт показывает, что в качестве радиационного эффекта развитие доброкачественных новообразований не рассматривается».

В Минздраве, исходя из опыта прошедших 30 лет, считают, что и в дальнейшем последствиями для здоровья ликвидаторов и жителей загрязненных радионуклидами территорий останутся онкология и заболевания системы кровообращения (в первую очередь –  сердечно-сосудистые и цереброваскулярные). Базовым порогом для отнесения пациента к группе пострадавших от лучевого воздействия в проекте является «подтвержденная объективными методами (цитогенетический анализ и другие) доза облучения не менее 0,5 Зв». В постановлении 2004 г. такого численного критерия нет в принципе. 

«Снизить порог»

Что касается чернобыльцев, получивших малые дозы радиации, им, судя по всему, будет значительно труднее доказывать свою причастность к льготным категориям пациентов.

Вице-президент Общества специалистов доказательной медицины, профессор НИУ ВШЭ Василий Власов отреагировал на проект постановления, высказав опасение: «Фактически речь идет об ограничении числа облученных граждан, которые могли бы претендовать на меры социальной защиты. Например, теперь не все злокачественные опухоли будут признаваться у облученных “обусловленными” радиацией, а только те, “развитие которых обусловлено воздействием ионизирующего излучения”».

Такой точки зрения придерживается не только он. «Было принято решение: раки у чернобыльцев считать связанными с аварией и обеспечивать их первоочередное лечение. Люди “не жалели живота своего”, а теперь… государство решило поэкономить.

Как будто много денег наскребут с этих несчастных», – прокомментировал порталу Medvestnik.ru инициативу председатель правления Московского городского научного общества терапевтов профессор Павел Воробьев. В 1986 г.

он участвовал в оказании помощи пострадавшим в Чернобыльской аварии и, по его словам, оказался «единственным человеком в стране, который знал истинные дозы полученных “изотопов” людьми, попавшими в больницу, и выдавал лет 15 справки».

Профессор занимает взвешенную и осторожную позицию, указывая, что масштаб воздействия аварии был меньшим, чем часто считается, однако ликвидаторы и местные жители действительно пострадали от воздействия радионуклидов йода.

В ФГБУ «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины» им. А.М.

Никифорова», который специализируется на лечении этой категории пациентов, пояснили, что накопленные «научные, клинические и эпидемиологические данные о влиянии радиационного фактора на состояние здоровья человека требуют внесения изменений в перечень радиационно обусловленных заболеваний». В нем сохранятся группы заболеваний, связь развития которых «с перенесенным лучевым воздействием в больших дозах доказана».

Но у руководства ВЦЭРМ есть свои претензии к проекту.

«В последние десятилетия получены убедительные данные, основанные на результатах радиационно-эпидемиологических исследований по оценке радиационных рисков нераковых заболеваний, в том числе болезней системы кровообращения (ишемическая болезнь сердца, цереброваскулярная болезнь при дозах облучения от 0,2 до 0,5 Зв). …По нашему мнению (и это было в нашем замечании к проекту постановления), целесообразно снизить рекомендуемый в документе порог полученной дозы облучения с 0,5 до 0,3 Зв», – сообщил директор ВЦЭРМ Сергей Алексанин.

При этом он отметил, что принятие постановления «не может сказаться на численности обслуживаемых учреждениями облученных граждан, т.к.

оказание помощи “чернобыльскому контингенту” и приравненным к нему контингентам не зависит от установления причинной связи заболеваний с воздействием радиационных факторов или отсутствия такой связи».

Точно так же независимо от наличия (или отсутствия) связи между инвалидностью и воздействием радиации предоставляются лекарственная помощь и средства реабилитации «инвалидам из числа облученных граждан».

Не повлияет постановление и на объемы и качество медпомощи чернобыльцам в самом ВЦЭРМ, ответил порталу Medvestnik.ru директор центра: оказание такой помощи, в том числе высокотехнологичной, также не зависит от того, вызвана ли инвалидность радиационными факторами, «а определяется объемами финансирования на оказание медицинской помощи данному контингенту». 

«Никто не знает данных»

Мы попросили Павла Воробьева подробнее высказаться о ситуации с постановлением.

Профессор напомнил, что есть несколько совершенно разных групп, объединенных термином «чернобыльцы»: «Это ликвидаторы, непосредственно работавшие на станции в очагах большого загрязнения радиоактивными элементами; люди, непосредственно не имевшие контакта с радиоактивным загрязнением; лица, проживавшие в зоне отчуждения, и лица, проживающие в местах, где выпало относительно много радиоактивных осадков (по крайней мере, Брянская, Орловская, Тульская, Смоленская, Московская области). Число последних граждан не только не уменьшается, но и имеет тенденцию к росту, так как достаточно там прописаться, чтобы получить соответствующий статус и льготы».

Проект постановления, по словам эксперта, нацелен именно на льготников, для которых важно установить связь «между переоблучением и развитием болезней», но не касается всего объема медицинской помощи пострадавшим.

«Если все, что касается непосредственных воздействий ионизирующей радиации, сомнений не вызывает, включая пусть и не явную, но возможную ее связь со злокачественными новообразованиями (повышение заболеваемости на 1–5% нельзя уловить методами обычной статистики), то связь некой “ишемической болезни” с радиацией представляется надуманной. Нет никакой “ишемической болезни”, критериев диагностики не установлено и установлено быть не может, так как это группа заболеваний, включающая инфаркт миокарда, стенокардию и др. Если есть данные по росту числа инфарктов миокарда у ликвидаторов или жителей, то было бы любопытно ознакомиться с результатами научных исследований. До сих пор ничего на этот счет в мировой литературе не опубликовано. Тут все очень просто: если действительно растет число больных со стенокардией, то будет расти и число больных с инфарктом миокарда. При больших дозах облучения сосудистые проблемы возникают, это правда, и касаются они разных сосудистых бассейнов. Но при относительно низких дозах никакого прироста сосудистых катастроф нет».

Оценить влияние еще не принятого постановления на число пациентов, получающих медпомощь в специализированных центрах, трудно: нет данных. «Чернобыльцы и приравненные к ним лица получают медицинскую помощь в обычных медорганизациях.

За подавляющим большинством из них (если не сказать – за всеми) не установлено никакого наблюдения, как за пострадавшими от бомбардировок в Хиросиме и Нагасаки в Японии. Более того, никто не знает данных дозиметрии ликвидаторов: эти сведения были уничтожены.

Можно косвенно определить полученные дозы по хромосомным аберрациям или спину электронов в эмали зубов. Но делают это в очень малом числе специализированных организаций, информация никак не обобщается и не анализируется».

Как выводы профессора, так и ответ руководства ВЦЭРМ свидетельствуют, что реальные объемы медпомощи чернобыльцам и численность пациентов скорее всего будут определяться «по факту» и – одновременно – исходя из бюджетных возможностей конкретного года. Т.е., как и прежде, в плановом порядке, но «в ручном режиме».

Двух недель на обсуждение проекта явно не хватило и, если постановление примут в нынешнем виде, мнение о том, что оно сырое и недоработанное, может оказаться преобладающим.

Источник: https://medvestnik.ru/content/articles/Chernobylcam-pereschitaut-dozy.html

Лучевая болезнь ликвидаторов чернобыльской трагедии

Какие Болезни Сейчас В Основном У Ликвидаторов Чернобыльской Аварии

В 1986 г. север бывшей УССР сотрясла невиданная ранее катастрофа. Изначально умалчиваемая, а после обросшая многочисленными слухами, авария на Чернобыльской АЭС унесла много сотен жизней. Споры о причинах ЧП продолжаются, но доподлинно известно одно – современному человечеству нужно принять трагедию Припяти как урок и сделать все, чтобы подобное не повторилось никогда.

Ключевые события и последствия

Печально известная ЧАЭС была сооружена в двух километрах от города Припяти Чернобыльской области. Электростанция находится примерно в 10 км от границы Беларуси и в 100 км от столицы Украины. Сам город вырос при строительстве АЭС, чтобы поселить в себе будущих сотрудников станции и их семьи. Сейчас город — призрак в зоне отчуждения.

Точная причина происшествия не будет известна уже никогда, но начало всему положила запланированная остановка 4-го энергоблока. В ночь с 25 на 26 апреля 1986 г. испытание окончилось аварией: из-за неконтролируемого роста мощности реактор взорвался, здание было охвачено пожаром, энергоблок частично обрушился. Непосредственно взрыв на станции унес жизни двух ее работников.

Всего называют 31 жертву среди первых пострадавших от аварии — это и местные жители, и ликвидаторы. Ни те ни другие не представляли, с чем имеют дело, а потому о должной защите речи не шло. В 1986 г. у 237 людей была диагностирована лучевая болезнь. По данным Всемирной организации здоровья от 2006 г. чернобыльская авария стала причиной порядка 4 тыс. смертей (речь идет об онкологии).

Всего по данным МЧС Украины на 2021 г. на Украине и пограничных странах пострадало более 8 млн. людей. Такое огромное число связано с тем, что радиоактивная чернобыльская пыль после аварии выпадала из атмосферы в двух видах:

  • топливные частицы — например, радионуклиды плутония с большим периодом полураспада оседали в радиусе до 30 км вокруг ЧАЭС;
  • выпадение газоконденсации вместе с дождями в 17 странах Европы, охватив более 200 тыс. км2.

Неизвестно, что стало причиной аварии: человеческий фактор или несовершенство реактора. Международное агентство по атомной энергии постановило, что обе причины имели место. В любом случае виновных найти смогли: после суда были лишены свободы шестеро работников станции, включая директора, главного инженера и его заместителя, начальника смены и цеха, а также инспектора Госатомэнергонадзора.

Процесс ликвидации последствий самой масштабной катастрофы в истории атомной энергетики начался с первых ее часов и продолжается до сих пор. Первыми среди ликвидаторов стали пожарные, тушившие пламя. Со следующего дня были задействованы внутренние войска, эвакуировавшие людей, работники дозиметрической службы.

По разработанной химиком В. А. Легасовым формуле была изготовлена особая смесь песка, бора и доломита со свинцом, которую сбрасывали с воздуха в реактор для его охлаждения и остановки радиоактивных выбросов.

Когда уровень загрязнения спал, началось возведение «Укрытия» над реактором, а сейчас продолжается строительство нового, усовершенствованного «Укрытия-2». На протяжении более чем 30 лет с момента аварии в ликвидации ее последствий было задействовано более 600 тыс. человек.

ЧАЭС была окончательно выведена из использования лишь в начале этого столетия, когда было принято решение о постройке нового саркофага высотой 108 м, длиной 150 м и шириной 257 м.

Воздействие радиации на организм

Обычно под радиацией понимают альфа, бета или гамма-излучение. Радиация невидима, и обнаружить ее без дозиметра нельзя. Комплекс защиты в упрощенном виде включает три составляющих:

  1. Время (присутствовать в зоне высоких излучений как можно меньше);
  2. Расстояние (стараться находиться от них максимально далеко);
  3. Вещество (использовать защитные экраны, в зависимости от типа радиации).

Так, от альфа-излучения может защитить даже лист бумаги – главное, чтобы источник не попал внутрь организма, например, с пылью или пищей.

Проникающая способность бета-излучения выше, для защиты от него необходим специальный костюм, противогаз. Его останавливает стекло, тонкий слой алюминия.

Гамма-излучение – максимально проникающее и защититься от него сложнее: с помощью тяжелых металлов (свинца) или материалов с очень высокой плотностью.

Чрезмерные дозы излучения разрушительно влияют на здоровье из-за ионизирующего воздействия на вещество – способности отрывать электроны от атомов, образуя ионы.

В организме это запускает цепь химических реакций, вследствие чего сложные молекулы белков разрываются и образуют активные формы свободных радикалов. Последние взаимодействуют с органическими молекулами (в т.ч.

с ДНК), что оборачивается анормальным функционированием клеток и их полным разрушением.

Лучевая болезнь – тяжелая ноша ликвидаторов

Самое опасное последствие влияния высоких доз радиоактивного излучения является лучевая болезнь. Если уровень облучения сильный, гибель наступает через несколько дней или недель, острейшая ее степень – «смерть под лучом» – убивает мгновенно. При слабом, но длительном воздействии облучение повышает риск получения онкологических заболеваний.

Острая лучевая болезнь развивается при гибели множества делящихся клеток от воздействия кратковременного (до пары дней) облучения ионизирующей радиации на значительную часть тела. Частичное проявление этого заболевания можно наблюдать при лечении (например, когда пересаживают костный мозг, лечат множественные злокачественные новообразования), но тогда ситуация в большей мере контролируется.

Когда же случилась чернобыльская авария, сотни людей подверглись мощному облучению, которое, если и не убивало их сразу, то проявлялось позже. Врачи по началу ставили ошибочные диагнозы, люди не осознавали масштабы катастрофы.

Симптомы у ликвидаторов были схожие: вялость, мигрени, температура, тошнота и рвота, потеря волос и покраснение кожи. Лучевая болезнь ликвидаторов и эвакуированных оставляла их без иммунитета – поэтому уже банальная простуда могла представлять смертельную опасность.

Выводя организм из строя, лучевая болезнь после Чернобыля приводила к сопутствующим недугам – раку щитовидки, лейкозам и другим формам онкологии, возрастал риск развития туберкулеза.

Когда корень проблемы массовой заболеваемости ликвидаторов был установлен, страна встретилась с новым вопросом – глобальной радиофобией – психическим расстройством, связанном с боязнью развития лучевой болезни.

Доходило до того, что люди избегали общения с эвакуированными и ликвидаторами чернобыльской территории, считая их ходячими источниками радиоактивного излучения. Естественно, на коже и одежде людей могла осесть радиоактивная пыль, но после дезактивации контакты с ними становились полностью безопасными.

Все возможные последствия излучения чернобыльской зоны чувствовали лишь те, кто находился там во время аварии.

«Легенды» о современном Чернобыле

Понятие «зона отчуждения» уже звучит угрожающе. Под чернобыльской зоной отчуждения принято понимать 30 км территории вокруг ЧАЭС, с которой были эвакуированы люди. Эта территория охватывает часть областей Украины, России и Беларуси.

Попасть туда можно по заказанному заранее попуску или нелегально, как делают искатели острых ощущений. Есть еще одна категория людей, находящаяся там – самоселы – жители, вернувшиеся на свой страх и риск домой после катастрофы.

А вот кого в Чернобыле точно нет, так это четырехголовых мутантов, летающих одичавших котов и говорящих рыб – жуткие истории про аномальные превращения животных и людей там беспочвенны.

К слову об экологии, печально знаменитой достопримечательностью стал чернобыльский Рыжий лес – огромная территория некогда зеленого массива, ссохшаяся за считаные дни после аварии под действием радиационных выбросов. Но если не считать его, фауна территории постепенно восстанавливается, и уже сейчас там свободно обитает множество диких животных.

Слухи активно распространялись вокруг истории с саркофагом над электростанцией. Данный объект, именуемый «Укрытием», изначально планировался как временное защитное средство – а на деле стоял без усовершенствований, пока не начал рассыпаться.

Первая волна паники была связана с обвалом из-за накопившегося снега в феврале 2013 г. бетонных плит в машинном зале энергоблока. Сам саркофаг не пострадал, радиационный фон остался без изменений, но и само «Укрытие» начало ветшать.

Был развернут проект по строительству нового саркофага, наибольшего в мире укрытия, рассчитанного на столетнюю службу. На данный момент строительство продолжается.

Ликвидаторы и сотрудники электростанции регулярно посещают территорию. Результатом их работы стало снижение уровня загрязнения до допустимого во многих поселках Зоны отчуждения.

Обычная жизнь в зоне без риска облучения будет невозможно еще долго. Из-за катастрофы во внешнюю среду были выброшены радиоактивные изотопы америция, плутония, стронция и цезия (последних двух более всего).

Их период полураспада составляет примерно 30 лет (т. е. активность через этот период падает вдвое), поэтому пить воду, вести хозяйство будет недопустимо до 2400 г., когда распадутся все изотопы.

Как ЧАЭС обрела популярность в качестве туристического объекта

История туризма в Чернобыле началась в 90-х, когда уровень радиации упал после проведенных ликвидационных мероприятий. Изначально большая часть посещений была нелегальной – туда наведывались мародеры и искатели острых ощущений. Популяризации легальных посещений способствовало создание в 1995 г.

агентства «Чернобыльинформ», подотчетного МЧС Украины, и доклад ООН 2002 г., заключивший, что при соблюдении мер предосторожности на территории можно находиться без последствий – с тех пор ежегодное число туристов начало расти. Популярности месту добавила вышедшая в 2007 г. компьютерная игра S.T.A.L.K.E.R.

, и уже через два года журнал «Forbes» включил ЧАЭС в число наиболее «экзотических» мест для туризма.

С 2010 г. было установлено, что территорию вокруг ЧАЭС можно открыть для посетителей с определенными ограничениями. В пользу решения говорили результаты радиологических исследований, показавших, что в 30-километровой зоне можно находиться без вреда здоровью до 5 дней, а в пределах 10 км от ЧАЭС – до суток.

На территории действует контрольно-пропускной режим, при котором все перемещения осуществляются через КПП.

Ответственность за здоровье посетителей несут они сами, что предполагает предварительное написание заявления об ознакомлении со всеми рисками.

Туризм возможен только в сопровождении гидов, фото и видеосъемка разрешены с ограничениями. Посещение территории допускается только в одежде, полностью закрывающей тело. К посетителям предъявляются требования:

  • запрещено есть и курить на открытом воздухе;
  • нельзя трогать растения и строения;
  • строго запрещено вывозить что-либо за пределы зоны;
  • нельзя пить из наземных источников, употреблять плоды с деревьев и т.д.

Посещающие должны указывать четкий маршрут передвижения, а перед выездом пройти дозиметрический контроль. Если личные вещи не прошли его, то подвергаются дезактивации, а когда это невозможно – изымаются.

Авария на ЧАЭС – одно из самых страшных событий конца прошлого века. Овеянное домыслами и предположениями, оно показало миру, как разрушительна деятельность человека. Отголоски чернобыльской катастрофы ощущаются и поныне, что должно заставить человечество усвоить этот горький урок и бороться с его последствиями.

Источник: https://esliotravilsya.ru/izlucheniya/luchevaya-bolezn-likvidatorov-chernobylskoj-tragedii

Расскажем о законе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: